Юрий Никитин. Книга I. Трое из леса.

Подпарубок — воспитанник. Парубок — человек, готовый для того, чтобы найти себе пару, свить гнездо и завести детей.

Гой — желанный, изгой — не желанный.

Не бери жену богатую, а бери непочатую.

Кого боги невзлюбят, тот и в носу палец сломит.

Мужчина не должен отсиживаться. Ни за стенами, ни за чужой спиной! На то он и мужчина.

— Да, я родился в этом зверином мире, но я не хочу и не могу быть зверем!
— Может быть ты для того и родился на свет, чтобы сделать его справедливее?

Завел песню, пой до конца!

Лучше холодная вода из родника странствий, чем дорогое вино в темнице довольствия!

Любви следуют даже звери и птицы, а месть знает только человек.

Боги ничего не делают сами. Только руками людей.

Больше поплачет, меньше пописает.

Лучше пожертвовать острым словом, чем приятелем.

Лучше разбиться, чем утонуть в дерьме.

— Судьба больше бьет того, кого больше любит! Чтобы толк вышел.
— Из тебя уже вышел. Одна бестолочь осталась!

Тело — ножны, а душа — нож. Был бы клинок цел, не испоганился, а ножны… Для того и созданы богом, чтобы охранять душу от грязи!

Это женских могил нет в поле, но мы ведь мужчины… У нас на сапогах пусть всегда будет горькая пыль странствий. Благороднейшая жизнь, но всякий раз хитрим, выбираем дороги полегче. Так и живем до самой смерти вполсилы… Да где там вполсилы! Дай бог, в десятую часть.

Человек, когда страдает… больше всего человек.

Самые опасные места — возле праведников! Возле них всегда толпятся полчища демонов, толкают под локти, отвлекают, мешают святым людям творить добро…

Осторожность в задницу не клюет и есть не просит.

В России мало кто знает, что легендарный Конан родом из Хортицы, сердца Запорожской Сечи, он же основатель запорожского казачества.
«On the broad steppes between the Sea of Vilayet and the borders of the easternmost Hyborian kingdoms, a new race had sprung up in the past half-century, formed originally of fleeing criminals, broken men, escaped slaves, and deserting soldiers. They were men of many crimes and countries, some born on the steppes, some fleeing from the kingdoms in the west. They were called kozak, which means wastrel.
Dwelling on the wild, open steppes, owning no law but their own peculiar code, they had become a people capable even of defying the Grand Monarch.
«We most lure Conan away from the kozak,» said the counsellor abruptly. «Their war camp is at present pitched somewhere on the lower reaches of the Zaporoska River…»
«Who are you?»
«I am a Conan, hetman among the kozaks».
(Robert E. Howard, The Devil in Iron, p. 18-19.
Berkley Publishing Corporation, 1967)

Нерусские — русские слова:
Топор = секира, лошадь = конь, собака = пёс, дорога = путь, хорошо — добро.

Днепр раньше назывался Данапром: Дана-апр, река богини Даны.

…стоял в гордой позе барса/льва на четвереньках…

С хорошего коня и упасть не стыдно.

В старину хоронили только скорченными, даже жилы подрезали, чтобы согнуть так, как лежит ребенок в утробе. Могила — новая утрба, откуда человек родится зверем, птицей или рыбой. Даже охрой посыпали труп, что означало родильную кровь. Потом победили волхвы новой веры. Людей стали хоронить выпрямленными, чтобы человек и после смерти оставался человеком. Но человеком нельзя оставаться в земле, боги требуют перемен, и человек отныне отправляется в вирий (рай) или к Ящеру (ад)…

Ведарство. У ариев были ведари. Ведуны появились позже.

Через сына человек приходит в мир вышний, через внука обретает бессмертие, через правнука вступает в обитель света — так записано в Ведах.

Не для жизни рождаемся — для смерти.

В человеке есть скрытое, но главное, что делает человека Человеком. Но человек всю жизнь подавляет это главное, ибо хотя с огненной каплей Рода жить достойнее, но без нее легче, проще. Людям дан весь мир, все радости богов, но они взяли только простейшие радости лесного зверя.

Вам также может понравиться

Добавить комментарий