Юрий Никитин. Книга IV. Трое в долине.

Автор: abiens-abi Опубликовано: 09.03.2010 Рубрика: Цитаты |

После войны появляется много героев…

Жизнь благодарности не ведает. Как и пузо, что не помнит, как до отвала кормил на прошлой неделе.

Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день за них идет на бой!

… на столе пламенеют диковинными цветами пять расписных ложек. Понятно, в доме три женщины и двое мужчин. Мужские всегда шире, а донышко оттопыренное. Одна с обугленным пятнышком на рукояти: прижигали, чтобы приворожить. Лежат выемками вниз, значит – наелись, а что оставлены на столе после еды, то для того, чтобы всем быть на том свете вместе. Дружная, значит, семья.

– Долю пытаете аль от доли лытаете?
– Беду на свои задницы ищем.
– Кто ищет – тот всегда найдет. Как говорится: смелый сам себе беду найдет, а на тихого Бог нанесет.

– Принеси нам поесть! Я не видел мяса уже неделю!
– Хорошо, я покажу котлету. Но только издали.

– Эй, парень! принеси жареного гуся!
– С удовольствием!
– Можно и без удовольствия, но обязательно с гречневой кашей!

– Вам поросенка с хреном?
– Нет, хрен отрежьте.

– В задней части есть хорошая комната…
– А клопы есть?
– Нет, но если пожелаете…

Свободу и силу взлета не попутный, а встречный ветер дает.

– А к чему, если правая ладонь чешется?
– Здоровкаться будешь.
– А если левая?
– К деньгам.
– Ух ты! А если чешется спина?
– Под дождь попадешь.
– Здорово. А если чешется нога…
– Помылся бы и все дела!
– Да сколько можно? Три недели тому под дождем мылся.

Одну сороконожку спросили: как ты, мол, так быстро бегаешь? У тебя сорок ног, но с какой ноги начинаешь, а какую ставишь следом?..
– И какую же?
– Вот так и сороконожка задумалась. Раньше просто бегала, а теперь все старалась понять, как же бегает, какую лапу ставит за двадцать первой правой – тридцать вторую левую или одиннадцатую правую? Так и подохла, не могла с места сдвинуться.

Человек всегда ищет кому бы поклоняться. Хоть пню, но кланяется. А ведь Бог особо сотворил то, чему человек должен поклоняться.
– Что?
– Женщину.

В этом мире ни к чему нельзя привыкать.

Чтобы добыть соку из ветки нужно расковырять ей муравейник.

Что за мужчина из тихого ребенка? Или в баклушечники пойдет, а то и еще во что похуже, в ученые, к примеру.

Если дитенку не вытирать ежечасно нос, а вручить полезное дело, то будет горд и счастлив да еще попросит.

– Если эти люди что-то могут… то почему одеты так просто? Почему не окружены слугами, что ловят на лету каждое их желание?
– Люди могут быть настолько могущественны, что им все равно, что за одежда на них. Они не нуждаются, чтобы все смотрели и говорили: вот идут очень сильные и богатые люди! А куча слуг… Что им делать с кучей слуг? Постоянно заботиться о них? Кормить и укрывать от ветра? Слуги нужны тем, кто сам не слишком отличается от слуг, как по силе, так и своим нуждам.

…в левом ухе висела золотая серьга с крупным рубином, знак княжеского достоинства, на большом и указательном пальцах по кольцу, первое указывало на сотню воинов, что ходят под его рукой, а второе молча кричало о нем как о единственном наследнике.

– Я шел через мостик, торопился даже, а там в реке человек плещется и кричит: «Кинь веревку, кинь веревку скорее!»
– И ты, конечно, кинул?
– Ну да! Ты же знаешь, я добрый.
– А он что, утонул?
– Не знаю. Как ушел под воду, так я его больше не видел. А я всю дорогу думал, зачем ему веревка?

– В этом городишке люди добрые.
– Да ну?
– Точно. Когда я возвращался, из темного угла вышли трое. Говорят: сымай сапоги.
– Они добрые?
– А то нет? Я не стал спорить, снял. Хорошие сапоги, все три пары.

– Извини.
– Ничего, ничего. Еще раз и в морду.

Так уж устроен этот мир. правят не самые умные. Не самые справедливые. Почему? Да потому, что оглядываются, ищут еще умнее и справедливее, им-де совестно занимать место не по праву. А тем временем приходит уверенное в себе хамло, садится на трон… а народец по лени и тупости всегда готов поклониться тому, кто сидит важно и топает ножкой.

Я за то, чтобы люди жили по каким-то меркам! Чтобы это не выходило за рамки. За грани. За черту, ибо за чертой, как ты знаешь, одна чертовщина, а переступивших черту мы зовем чертями или преступниками.
– А как измерить песню? Отвагу? Трусость? Любовь?..

Я встречал могучих магов, что каждый день двигают горами, заставляют бить источники, поворачивают реки вспять, одним движением бровей поднимают столы… но когда их просишь это сделать при людях, чтобы увидеть, им то расположение звезд не то, либо ветер не в ту сторону, либо еще что-то мешает…

Лихость от слова «лихо». А удалой от «удача». Удача нужна никчемным дуракам, а умный сам кует успех.

– Ребята, не убивайте! Я вам дам серебра, злата! У меня трое детей!
– А сколько у тебя злата?
– Много!.. Сундук с золотыми монетами!
– Этих денег хватит даже на пятерых…

Сильные приходят сами. И берут… сами. Не ждут милости свыше. Еще долго власть будут брать… и править… посмевшие…

Мудрость без дела мертва.

Метки:

Все права защищены © 2010-2018 Per aspera ad astrum.
Политика конфиденциальности